Итоги расследования уголовного дела по факту обнаружения поддельных работ, поступивших в музей «Ростовский кремль»



Скачать постановление Смотреть на сайте


В течение 2018–2019 годов в сети Интернет и ряде средств массовой информации распространялись ложные сведения о якобы имевшей место краже картин, которые в 2014 и 2016 годах были переданы в дар Государственному музею-заповеднику «Ростовский кремль». Отмечалось наличие у подаренных предметов подтверждающих их подлинность экспертных заключений; утверждалось, будто в период нахождения предметов в музее произошла подмена подаренных оригиналов на копии; сообщалось, что музей необоснованно обвиняет дарителя в передаче им подделок.

Сведения «из иных источников» о якобы «тайном хищении в период времени с 2016 года по 28.06.2017 года подаренных в музей картин» действительно послужили поводом к возбуждению уголовного дела № 11801780008000269 «По факту обнаружения поддельных работ (картин и эскизов), полученных в дар ГМЗ «Ростовский кремль» от <имярек>», по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ. Расследование продолжалось более года.

13 сентября 2019 года правоохранительные органы уведомили Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль» о «прекращении уголовного дела на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ввиду отсутствия события преступления».

Ознакомившись с материалами уголовного дела в порядке, установленном УПК РФ, в целях опровержения ранее распространенной информации и пресечения возможных действий, нарушающих гражданские права Государственного музея-заповедника «Ростовский кремль» и его должностных лиц, или создающих угрозу такого нарушения, считаем необходимым обнародовать путем цитирования «установленные и подтвержденные доказательствами, собранными по уголовному делу», обстоятельства:

1. «Картины и эскизы, переданные дарителем <имярек> в 2014 году и в 2016 году в ГМЗ «Ростовский кремль», являются поддельными, что подтверждается несколькими экспертными заключениями, в том числе полученным в ходе предварительного расследования настоящего уголовного дела»: 

«Согласно заключению комплексной химико-технологической судебной экспертизы, представленная на экспертизу работа «Натюрморт с гитарой», переданная в 2016 году в дар ГМЗ «Ростовский кремль» <имярек>, не принадлежит кисти Ж.Брака. Представленная работа создана позднее середины XX века».

«Согласно заключению комплексной искусствоведческой химико-технологической судебной экспертизы, представленные на экспертизу работы:

- картина «Абстрактная композиция с красными, голубыми и желтыми полушариями», картина приписывалась А.Экстер;

- картина «Натюрморт с камелиями, фруктами и вином», картина приписывалась И.Машкову;

- эскиз «Эскиз декорации «Единая установка (по композиции одноименного эскиза А.М.Лавинского к пьесе «Мистерия-буфф» В.В.Маяковского)», эскиз приписывался А.М.Лавинскому;

- эскиз «Эскиз костюмов к спектаклю «Фамира-кифаред» И.Анненского», эскиз приписывался А.Экстер;

- эскиз «Эскиз костюма танцовщицы в тунике к драме «Фамира-кифаред», эских приписывался А.Экстер;

не принадлежат кисти приписываемых художников (А.Экстер, И.Машкову, А.Лавинскому). Представленные на экспертизу произведения живописи являются подделками. По набору использованных пигментов, можно определить нижнюю границу создания произведений — 1960-е годы».

2. «В то же время в отношении экспертных заключений, представленных дарителем <имярек>, установлена и подтверждена их недостоверность»:

«В технико-технологическом исследовании, выполненном 25.03.2008 <имярек>, указано, что данная картина (специалисты в 2008 году называли ее «Беспредметная композиция с красным, синим и желтым полушариями» либо «Беспредметная композиция») для проведения экспертизы доставлялась в <имярек> (том №1 л.д.152). Согласно полученным сотрудниками УУР УМВД России по Ярославской области данным, <имярек> в 2008 году не выезжал из России (том №9 л.д.102-108,111), однако картина в Россию в этот период времени не доставлялась, в связи с чем, обстоятельства, изложенные в указанном исследовании, не соответствуют действительности. В связи с вышеизложенным следствие полагает, что указанное исследование <имярек> не может быть признано достоверным».

«В своем заключении от 10.04.2008, составленном на обороте фотографии работы, эксперт <имярек> указал, что работа «Беспредметная композиция» А.Экстер сопровождается экспертным заключением <имярек> от 25.03.2008 (том №1 л.д.140-141, том №4 л.д.114). Таким образом, работа могла быть продемонстрирована <имярек> в период с 25.03.2008 по 10.04.2008. Допрошенный в качестве свидетеля <имярек> показал, что, находясь в отпуске или отгулах, то есть в свободное от работы время прибыл в галерею <имярек>, которая располагается в г.Цюрихе, где ему и продемонстрировали указанную работу (том №5 л.д.216-223). Согласно полученным сотрудниками УУР УМВД России по Ярославской области данным, <имярек> в указанный период не выезжал из России (том №9 л.д.102-108,111), что также подтверждается ответом на запрос, поступившим с места работы <имярек>. В ответе на запрос, поступившем из <имярек> указано, что печать на заключении <имярек> неправомочна и причины ее появления на данном заключении не известны. В служебные обязанности <имярек> экспертная деятельность не входит. Согласно табеля и ведомости оплаты труда с 01.01.2008 по 01.05.2008 отгулы и отпускные дни <имярек> не представлялись (том №7 л.д.94)».

«Датировку картины, заявленную в отчете <имярек> от 04.08.2009 <имярек>, расположенного в Париже (номер каталога №1135/122718) о результатах анализа авторской подписи и даты необходимо считать недостаточно обоснованными».

«Эксперты, выдавшие заключения до того, как работы были переданы в дар, не раз ошибались в своих оценках».

3. «Поддельные произведения искусства переданы в ГМЗ «Ростовский кремль» самим дарителем <имярек>»:

«Допрошенные в качестве свидетелей <имярек> и <имярек> показали, что в 2009 году дирекция <имярек> сообщила о том, что по распоряжению Министерства культуры РФ <имярек> и <имярек> будут командированы за границу для проведения экспертизы живописных произведений русского авангарда, принадлежащих <имярек>».

«Все без исключения картины художников авангарда, представленные <имярек> и <имярек> оказались подделками».

«В отчете, в том числе указано о двух работах, переданных впоследствии ГМЗ «Ростовский кремль» в дар <имярек>».

Допрошенный в качестве свидетеля даритель <имярек> показал: «Действительно к нему в 2009 году приезжали эксперты из <имярек>, которые в том числе исследовали и работы, переданные впоследствии в дар ГМЗ «Ростовский кремль». Насколько ему известно, эксперты <имярек> сделали выводы о том, что указанные работы не являются подлинными». 

4. Даритель «и ранее передавал поддельные работы в другие учреждения культуры»:

«В ответе на запрос, поступившем из <имярек>, указано, что от <имярек> в дар было передано живописное полотно, приписываемое итальянскому художнику Де Кирико, работа Тео Ван Дуйсберга. Впоследствии в результате проведенных исследований установлено, что полотно, приписываемое итальянскому художнику Де Кирико является подделкой. Подлинность, преподнесенной в дар работы Тео Ван Дуйсберга также не подтверждена».

«В 2008 году и в 2010 году <имярек> приобрел в собственность произведения искусства из собрания <имярек>.

Указанная сделка сопровождалась положительными экспертными заключениями искусствоведа-историка <имярек> и ведущего научного сотрудника <имярек>. Экспертиза проведена в короткие сроки (несколько дней) и, фактически, свелась к ссылке на то, что произведения, предложенные к продаже <имярек>, ранее неоднократно представлялись на выставках.

Позиция экспертов вызывает сомнение, особенно с учетом беспрецедентно крупной суммы оценки коллекции При этом эксперты, выступили не только в роли экспертов-искусствоведов, но и в роли оценщиков.

Указанные лица, не имея на то полномочий, фактически подменили собой профессиональных субъектов оценочной деятельности.

В последующем <имярек> коллекция передана в дар <имярек>.

Специалисты музея на основании визуального осмотра представленных материалов выявили ряд предметов, вызывающих достаточно серьезные сомнения в авторстве и некоторые — в аутентичности. Данные работы в количестве 18 единиц хранения рекомендованы для учета в научно-вспомогательный фонд, как компилятивные и копийные произведения, и отдельные работы — к обязательной технико-технологической экспертизе.

Прием предметов в Музейный фонд Российской Федерации осуществлялся решением Экспертной фондово-закупочной комиссии музея с участием в составе комиссии того же ведущего научного сотрудника музея <имярек>. Именно <имярек> представляла ЭФЗК коллекцию, приобретенную у <имярек>, имела право голоса и воспользовалась этим правом. В этой ситуации встает вопрос об объективной оценке ЭФЗК полученного дара.

В настоящее время <имярек> осуществляет хранение и изучение коллекции.

Данная ситуация наглядно демонстрирует конфликт интересов.

Ведущий научный сотрудник <имярек> последовательно выступила в четырех качествах:

-эксперт, который оценивает стоимость коллекции;

- оценщик, который оценивает стоимость коллекции;

- эксперт ЭФЗК, представляющий коллекцию комиссии и принимающей участие в голосовании по приему коллекции в Государственный музейный фонд;

- хранитель и исследователь коллекции».

5. «Предлагаемые коллекционером к реализации произведения искусства всегда сопровождались:

- экспертными заключениями специалистов, чьи исследования подтверждали подлинность работ; впоследствии эти произведения оказывались поддельными;

- провенансом, не подтвержденным документально, либо снабженным сведениями, опровергнутыми показаниями свидетелей и иными собранными по делу доказательствами, то есть сфальсифицированным провенансом»:

«<имярек> утверждал, что некоторые из работ в указанной коллекции приобретены у <имярек> (зятя известного коллекционера <имярек>, которого на тот момент не было в живых). Родственники <имярек> (дочери) неоднократно заявляли, что это не соответствует действительности».

«Документы Лиссима-Экстер с начала восьмидесятых находятся во владении <имярек>». <имярек> сообщил следующие факты: «Обычно, продавая или передавая в дар работу Экстер, Лиссим делал заметку о том, когда и кому он продавал или подарил картину. Покупки <имярек> отражены в нескольких документах Лиссима (письма, заметки Лиссима), включая доказательства платежа. Абстрактная картина, которая была принята в дар ГМЗ «Ростовский кремль», нигде у Лиссима не отражена».

Свидетель <имярек> показала, что «консультировалась по поводу провенанса данных работ с родственниками лиц, на которых были ссылки в живописной коллекции <имярек>, однако их мнение по поводу коллекции <имярек> - подлинности картин и точности провенансов было отрицательным».

«В ходе ОРМ установлено, что ранее неоднократно в галерее <имярек> выставлялись поддельные произведения искусства. В частности в указанной галерее участвовали работы, представленные дарителем <имярек>, которые, как указали эксперты, являлись поддельными. В выставках галереи <имярек> в 2008 году также участвовали другие работы, признанные экспертами поддельными».

6. «В показаниях дарителя установлено множество противоречивых сведений», в том числе:

«- изменение провенанса одних и тех же работ»;

«- отсутствие согласия бывшей жены <имярек> на отчуждение живописных работ и наличие такого согласия на отчуждение графических работ, по времени приобретения которые должны относиться и в первом, и во втором случае к совместной собственности супругов»;

«- хранение картин в специализированном хранилище, в «банке» для картин со специальным освещением, давлением, воздухом, и безоговорочное доверие малознакомому человеку - <имярек> по ввозу одной из картин в Российскую Федерацию, которая хранила якобы дорогостоящее произведение искусства у себя дома на балконе, в то время как сам <имярек> показал, что ранее картина находилась в специальном хранилище, ведь такие произведения должны храниться в специальных условиях»;

По указанным причинам «следствие относится к показаниям <имярек> критически».

Таким образом, установленные в ходе предварительного расследования обстоятельства, предшествовавшие дарению картин и эскизов в ГМЗ «Ростовский кремль», подтвердили как отсутствие факта хищения предметов искусства в музее путем подмены, так и передачу в музей поддельных работ самим дарителем.

В связи с системным характером установленных в ходе предварительного расследования уголовного дела обстоятельств и в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, имеющих международный характер, а также для формирования базы данных о лицах, в отношении которых имеются основания предполагать их причастность к незаконному распространению поддельных произведений искусств, следователем соответствующая информация направлена в Интерпол.



Скачать постановление Смотреть на сайте